«Обороной стальной...»

Нерушимой стеной , Обороной стальной .

Разгромим, уничтожим врага!

В нескольких предыдущих статьях под общим названием «И на вражьей земле мы врага разгромим…» я попытался в самых общих чертах смоделировать ситуацию, в которой Красная Армия бы действовала в 41-м году по своим предвоенным планам, и нанесла удар по сосредоточенным у советских границ войскам Вермахта. Для моделирования ситуации мы рассматривали реальную группировку Красной Армии в соответствии с планами её развертывания и планами военных действий, которые существовали в то время, то есть использовали вполне реальные данные.

Но, поскольку некоторые товарищи до сих пор почему-то уверены, что советское руководство было глупым, и даже не было умных военных советников в Кремле, которые бы подсказали, что ждать на своих границах пока вражеская армия нападёт — это верный путь к поражению, то просится и попытка смоделировать другой вариант — то есть сугубо оборонительный.

Чему я и решил посвятить эту статью.

В отличие от предыдущих статей, где я мог опираться на реальные данные, для моделирования ситуации, когда в 41-м году мы бы готовились к стратегической обороне, у нас никаких документальных источников нет. Не в том смысле, что «у нас нет», а в том смысле, что их нет вообще. Просто потому, что строить подобные планы было бы крайне глупо для сильной военной державы, которой являлся Советский Союз. Допустим, Дания или Норвегия едва ли могли себе позволить какие-то другие варианты планирования на случай войны, кроме как «обороняться сколько сможем». Из крупных держав только Франция планировала войну на начальной стадии как оборонительную, собираясь принять удар потенциального противника на оборонительную «Линию Мажино», и только после этого готовить ответный удар. Причём, стоит уточнить, что такой план рассматривался во Франции лишь на случай войны, когда будет внезапный удар и страна не успеет отмобилизовать армию. А вообще-то, планы французского военного министерства, в случае начала войны рассматривали исключительно активные наступательные действия на территории потенциального противника. Вплоть до взятия Берлина.    

Потому, всё, что мы можем, это использовать опыт планирования Франции и опираться на общие знания о строительстве вооруженных сил в Советском Союзе.

Чтобы не очень сильно уклоняться от реальности и не рассматривать варианты, на которые потребуется месяц-другой, давайте будем исходить из такой картины. После раздела Польши в 1939 году, в Советском Союзе начинают исходить из планирования сугубо оборонительных действий на случай начала войны. При этом в 40-м году Прибалтику и Бессарабию всё-таки присоединяем. Повторюсь, логика событий и решений тут будет нарушена, но давайте будем исходить, что руководство страны будет вести себя вопреки логике… ну, в конце концов, и такое бывает же иногда.

Что в таком случае надо сделать? Если мы сознательно уступаем противнику право первого удара, то, значит, сразу готовим оборонительные позиции. Здесь есть одна сложность — такая позиция, именуемая Линией Сталина в Советском Союзе, уже есть. Но беда

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями