Еще раз по поводу Резуна: Page 3 of 5

Мюнхен.

И не надо сразу вспоминать по этому поводу слово агрессия. Ждать врага в обороне, как показала история, самое опасное. Правильнее брать инициативу в свои руки и бить там, где тебе выгоднее. В этом тоже есть свои подводные камни, которые дали о себе знать летом 1941 года и довели Вермахт до Москвы. Но это уже совсем другой разговор.

Суть же сказанного мною надо понимать так. Планы наступательных действий, ударов по Варшаве и Бухаресту в Советском Союзе на 1941 год просто обязаны были быть. И это должно было быть основным, а вполне и единственным планом боевых действий на случай начала войны. Такие планы должны были быть всегда. Все разговоры про наше миролюбие и готовность «обороной стальной разгромить уничтожить врага» это для агитации и дипломатии.

Причём, тут я хочу ещё и обратить внимание на один аргумент тех, кто уверяет, что планов нападения быть не могло, потому что СССР в 1941 году был вообще не готов к войне. Это абсолютно безграмотное утверждение, и легко понять почему. Вооруженные силы для того и существуют, чтобы быть готовым к войне всегда, в любой момент. Иначе, зачем они нужны, если к войне не готовы? Если ваша армия готова воевать лишь с 1-го июля, то простите, а если враг нападёт 25-го мая, то вы что делать будете? Сдаваться или просить подождать полтора месяца? Ну разве не чушь?

Армия должна воевать «когда пошлёт товарищ Сталин». И Красная Армия была готова брать Варшаву и в 33-м году, и в 41-м и в 43-м. Конечно, чем больше проходило времени, тем армия становилась сильнее.

Другое дело, что можно говорить о планировании конкретных действий к конкретному сроку. И в это плане, летом 41-го года шло развертывание Красной Армии, причем ускоренными темпами. Совершалось ли оно просто так, на всякий случай, или Сталин, предполагаю возможный удар Гитлера, собирался его упредить, или просто имел план нанести удар по Германии, независимо от действий Гитлера, или вообще должен был начаться пресловутый «освободительный поход», мы никогда не узнаем. Не узнаем, потому что Сталина уже не спросишь, да и тех, кто мог быть в курсе тоже из небытия не вызвать. Да и я бы не поверил на слово, потому что политикам на слово, как уже писал выше, верить нельзя. А судить по косвенным признакам нельзя, по той причине, что эти косвенные признаки легко толкуются в обе стороны.

Как уже написал, планы нападения ни о чём не свидетельствуют сами по себе, так же как и разговоры о неготовности. Вы можете себе представить, что в Советском Союзе бы отложили войну, для того, чтобы выпустить еще несколько тысяч танков Т-34 или самолётов? Во-первых, и танков и самолётов в Красной Армии было в несколько раз больше чем во всех армиях мира, вместе взятых. А во-вторых, для принятия таких решений более важную роль играют другие факторы, чем готовность армии, которая, и ещё раз повторюсь, должна быть готова всегда, именно так они создается и обучается.

Посему, суммируя все факторы и факты, по поводу высказанной в книге «Ледокол» версии можно сказать лишь одно. Возможность нанесения ударов по сопредельной территории в Советском Союзе

Мой канал на Яндекс.Дзен

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями