Советский вариант операции «Цитадель» в начале 42-го

Статью на эту тему я писал по заказу сайта «Русская семёрка», но для своих читателей я предлагаю несколько иную версию.

Удивительно, но в событиях на Курском направлении в начале 1942 года всё очень знакомо для тех, кто интересовался битвой на Курской Дуге. Легко ориентироваться среди привычных названий на карте. И направление советского наступления почему-то очень похоже (удивительно — вроде же с другой стороны) на то, как всего лишь полтора году спустя это же делали танки Манштейна.

Курско-Обоянская наступательная операция

После советского контрнаступления под Москвой Красная Армия сходу попыталась перейти в наступление на всех участках фронта.

Не стал исключением и Юго-Западный фронт. Конечно, в отличие от московского направления, где были сосредоточены огромные силы РККА, войска фронта выглядели куда скромнее. Соединения, понесшие в предыдущих боях огромные потери, хоть и были пополнены, но сил всё равно было крайне мало. 

Несмотря на это фронт провёл успешную Елецкую операцию в декабре 41-го. И почти без остановки перешёл к Курско-Обоянской наступательной операции. Именно с этого и начались боевые действия, которые длились почти год и привели к созданию Курской Дуги.

Наступление войск Юго-Западного фронта на Обоянь велось силами двух армий. Основной удар наносила 21-я армия, состоявшая из пяти дивизий (81, 169, 226, 227, 297 сд) и 10-й танковой бригады. Уже в ходе операции была введена 8-я мотострелковая дивизия НКВД, хотя и имевшая сильный состав (включая танковый батальон), но созданная в спешке из остатков пограничников и войск НКВД, вырвавшихся из окружения под Киевом.

Танков в 10-й бригаде было мало, хотя она только в декабре прибыла после пополнения.

40-я армия включала шесть дивизий (2 гв., 45, 62, 87, 1604, 293 сд) и две танковых бригады (1-я и 14-я).

Взаимодействие не было налажено ни только между армиями, но и между соединениями в самих армиях. Начав наступление в последние дни 1941 года советские войска уже 5-го января вышли к окраинам Обояни и начали штурм.

К сожалению, 227-я стрелковая дивизия, наступавшая на Прохоровку, не выполнила поставленной задачи. В результате над флангами наступавших советских войск возникла серьёзная угроза. Чем и воспользовались немцы. Под угрозой окружения, наши войска 10-го января стали отходить, и в результате вернулись на те же позиции, откуда начали наступление.

Потери советских войск в справочнике «Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил» под редакцией Г. Ф. Кривошеева, показаны как 30 582 человека (из них 10 586 безвозвратно). Но при этом началом операции указано 3-я января, тогда как уже в конце декабря шли бои, приведшие к значительным потерям.

В этой операция хорошо хотя бы то, что нашим войскам удалось избежать окружения. А могло случиться и такое, увы.

Щигро-Тимовская наступательная операция

Про эту операцию описаний вообще крайне сложно найти что-то подробное. Согласно той информации, что можно найти в Интернете, речь про наступление 40-й армии с 18-го по 30-е января в направлении на Щигры.  Для наступления была сформирована подвижная группа генерал-майора В.Д. Крючёнкина, которая в ходе наступления попала в окружение.

Однако, при изучении документов, оказалось, что это тот редкий случай, когда действительность оказалось не такой трагичной. Группа Крючёнкина состояла из 3-го гвардейского кавалерийского корпуса (5-я и 6-я гвардейские и 32-я кавалерийская дивизии), 1-й гвардейской стрелковой дивизии, 34-й мотострелковой и 1-й танковой бригад, плюс полк гвардейских реактивных минометов.  

Наступление и всей 40-й армии и подвижной группы оказалось неудачным, привело к потерям, и кавалерийские соединения действительно попали в окружение, но сразу из него вырвались

Этот факт не может ни радовать, так как чаще всего результаты оказались более трагичными.

В целом же и эта операция окончилась так, что… понятно, почему советские историки про неё не писали.  

Ещё один удар на Прохоровку

Советское командование, после первой неудачи, оценило значение Прохоровки. Потому при планировании следующего удара на Обоянь, изначально было решено сосредоточиться именно на взятии Прохоровки, а уж потом двигаться дальше. 

На этот раз для атаки села было выделено значительно больше сил, но уже из 40-й армии, которой предстояло Прохоровку брать. Наступать должны были две дивизии: 169-я и 293-я стрелковые. Из усиления был только 602-й пушечный полк РГК (11 107-мм пушек) и 14-й инженерный батальон.

169-я дивизия была передана из 21-й армии в 40-ю и в предыдущем наступлении понесла огромные потери. Так как совместно с 10-й танковой бригадой являлась главной ударной силой в предыдущем наступлении на Обоянь. Теперь ей предстояло наступать без танков, все они были потеряны в предыдущей операции. Про пополнение перед наступлением в документах упоминаний нет, но это не значит, что пополнения не было.

293-я дивизия так же понесла большие потери в предыдущем наступлении. Перед началом наступление дивизия получила 1000 человек пополнения. Все прибывшие были из отдалённых районов Закавказья, на 90% не знали русского языка и совершенно не были подготовлены в военном деле.

Историк Вячеслав Терентьев приводит численность обеих дивизий как 3500-4000 человек. Но это, видимо, до прибытия пополнения. Из артиллерии 10 противотанковых пушек, 18 полковых орудий, 16 76-мм пушек и 11 122-мм гаубиц, плюс 11 107-мм пушек 602-го полка.

Севернее должна была наступать 8-я мотострелковая дивизия НКВД.

Непосредственную поддержку с воздуха оказывали штурмовики 252-го полка (9 И-152), бомбардировщики 209-го полка (5 Су-2) и истребители 17-го полка (5 ЛаГГ-3).

Силы противника в Прохоровке советская разведка почти правильно расценивала как боевую группу, численностью в 400 человек, 7 танков, 18 орудий и 40 миномётов. Посёлок действительно обороняла боевая группа 417-го пехотного полка 168-й пехотной дивизии, только вместо танков было 5 штурмовых орудий, и не в Прохоровке, а в Обояни.  В качестве резерва имелся самокатный эскадрон той же 168-й дивизии.

Из-за плохой погоды наступление перенесли на два дня, и оно началось лишь 13-го февраля. Артиллерийская подготовка результатов почти не дала, чего нельзя сказать про немцев: их артиллерия и миномёты наносили большой урон атакующим. Тем не менее на окраину Прохоровки на части вышли.

14-го февраля немцы перебросили подкрепление (до двух батальонов пехоты и штурмовые орудия), а у нашей артиллерии начались проблемы с боеприпасами. В результате 15-го февраля наступление закончилось. Но ненадолго. 22-24-го февраля 293-я дивизия сделала ещё одну попытку ворваться в Прохоровку, но ничего кроме потерь эти атаки не дали. 

Итоги боёв

В общей сложности в боях за Прохоровку в феврале нашими войсками было потеряно 487 человек убитыми, 1220 — ранено, 75 — обморожено, 33 — пропало без вести.  Немецкие потери составили 93 человека убитыми, 348 — раненых, 1 — пленный.

В этой «битве за Прохоровку» практически не принимали участие танки. Лишь немцы использовали несколько штурмовых орудий. У нас танки были только в 8-й дивизии НКВД, имевшей собственный танковый батальон, но она действовала далеко от Прохоровки.

Неудачи операции советское командование объясняло отсутствием времени на подготовку наступления, плохим взаимодействием между пехотой, артиллерий и авиацией, недостатком сил и боеприпасов и плохой погодой.  

На этом наступление Юго-Западного фронта на Курск прекратилось. Но на этом участке фронта будет ещё очень много сражений, которые советские историки предпочли забыть. 

Мой канал на Яндекс.Дзен

Это мой канал в Пульс

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями