Про подвиг панфиловцев (окончание)

В третьей части моей статьи, я выступлю в некотором роде защитником журналиста Кривицкого, написавшего статью про панфиловцев так, что поверить в её правдивость было сложно любому, кто хоть чуть-чуть задумывался над её содержанием.

Нам хорошо смотреть с позиции времени мирного, тогда как во время войны правила действуют иные. Причем, те отличия, о которых я скажу выше, это отнюдь не особенность нашей страны в эпоху правления Сталина, как могут подумать некоторые. Именно так бывает во всех странах и во все времена.

В мирное время мы можем себе позволить сомневаться, обсуждать, спорить, критиковать. Когда на территорию вашей страны вторгается враг, да ещё и успешно захватывает территории, уничтожая людей, разрушая города, очень многое меняется. Тогда уже не до споров, потому что задача может быть одна — победить врага. А спорить уже потом. Потому что если не победить, то и спорить будет некому, негде и не о чем.

И все деятельность подчиняется этой задаче. И в том числе такая работа, как пропаганда. Для многих это слово звучит нехорошо в наше время, но наше время мирное. В военное время пропаганда это такая же острая необходимость как снаряды. Если солдаты не будут настроены на победу, то они не победят — это факт, подтвержденный вековым опытом и морями пролитой крови. И чтобы настроить солдат на победу можно делать всё, и обманывать их в том числе. Потому что после победы за обман простят, а если победы не будет, то и ничего не будет.

Это все делали, включая великих полководцев, например, Суворов, чему множество свидетельств. И не только он. Вообще считалось нормальным сообщать солдатам, что турок (татар, немцев, поляков, шведов, французов, японцев) совсем мало и они не умеют толком и воевать. Солдаты шли в бой и побеждали. А кто потом будет считать этих убитых турок или кого там ещё в очередной раз разбили.

В пропаганде есть одно противоречие, которое возникает именно тогда, когда враг вторгается и ведет боевые действия более успешно, чем собственная армия. Единственный способ объяснить поражения, который можно использовать, это то, что врагов уж очень много, что на их стороне численное преимущество и потому они (временно побеждают). Но если их упорно бить, то численное преимущество скоро закончится, и вот тогда уж мы им покажем. Потому как воюют они плохо. Таким образом, удается решать противоположные задачи — и объяснять, что враги побеждают лишь за счет численного преимущества, и одновременно объяснять, что бить можно не числом, а уменьем, а «умение» у нас лучше.  Именно так действовали все страны всегда, и Советский Союз в частности.   

Чтобы эту уверенность в своих силах поддерживать среди личного состава, надо как можно больше сообщать о подвигах, особенно таких, где герои победили целую толпу превосходящих их врагов.  А если реальных случаев нет, то значит надо их придумать, и, по возможности, поправдоподобнее. Может быть, кто-то скажет, что это плохо, но я лично, ничего плохого в этом не вижу. Опять же, с позиции мирного времени это кажется и не совсем правильно, но если такая ложь (да и можно ли это назвать

Поделитесь с друзьями