Про подвиг панфиловцев

Тему «панфиловцев» поднимают многие, но чаще всего она до предела политизирована, и авторы подходят не с точки зрения разобраться, что, как и почему, а стараются разгромить своих политических оппонентов, используя не столько факты и анализируя ситуацию, сколько применяя аргументы в стиле «сам дурак».

Пытаться убедить в чем-то тех граждан, которые живут в России, но её упорно ненавидят — дело бесполезное, и я даже пытаться не буду, поскольку это вопросы медицинские, а не военно-исторические. Равно как и не хочу спорить с теми, у кого есть лишь один аргумент «нельзя ничего писать про нашу историю, что не совпадает с советским учебниками». Выяснять какой бред бредовее это дело бесполезное, и представляет интерес лишь для определенной группы медиков.

Я же, максимально кратко, постараюсь изложить для широкой публики следующие моменты про панфиловцев (вообще положено писать в кавычках, но боюсь, что кавычки не так поймут особо нервные читатели): во-первых, чего в этой истории точно не было и почему; во-вторых, как это всё происходило в реальности; и в третьих, почему вообще появилась эта (и много других таких же) историй, в частности про группу бронебойщиков, уничтожающих вражеских десятки танков.

Я уже несколько раз в комментариях писал, что даже в советское время было понятно, что сам рассказ журналиста вымышленный, и обещал рассказать почему.

Первое. Двадцать восемь бойцов-бронебойщиков это примерно взвод. Два десятка немецких танков, это к середине ноября примерно танковый батальон. 2-я танковая дивизия немцев, которая действовала на участке 316-й советской дивизии, была к началу наступления на Москву наиболее укомплектованной, в ней числилось до полутора сотен танков. Это много, потому что в 4-й танковой группе, в которую эта дивизия входила, вместе с ещё пятью танковыми дивизиями, танков было всего около шести сотен. Например, в 19-й танковой дивизии их было 90, а в 20-й —  74 танка. За полтора месяца боев количество танков уменьшилось не меньше чем вдвое,  так что не всякая дивизия имела в батальоне два десятка исправных танков.

Объяснять, что танковый батальон и стрелковый взвод это настолько разные величины и на одном поле не могу встретиться, дело сложное и неблагодарное. Потому что люди военные это понимают без объяснений, а для людей далеких от военного дела придется написать целую книгу. Так что даже и не знаю, на кого ориентироваться. Скажу лишь, что в боевой обстановке, танки двигаются с интервалом по фронту не менее пятидесяти метров. То есть, в реале на позиции взвода могло бы выйти два-три танка, при поддержке роты пехоты, и взвод был бы уничтожен даже не танками, а ротными миномётами. Немцы вообще редко использовали танки для прямой атаки. То есть кадры художественных фильмов,  когда наши красноармейцы сидят в окопах, а на них стеной идут немецкие танки не совсем правдоподобная. В реале бой проходил бы несколько иначе, но с кинематографической точки зрения его было сложно показать, так что киношников тоже можно понять.

Поэтому если бы взвод под командованием политрука Клочкова занял оборону на каком-то

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями