Почему не получился «Второй Сталинград»

Эту статью я когда-то написал для сайта «Русская Семёрка»

Корсунь-Шевченковская операция в советское время упоминалась во всех трудах, описывающих этот период Великой Отечественной войны. Главы, ей посвященные, были в мемуарах всех, кто имел хоть какое-то отношение к тому участку советского-германского фронта. Ну и конечно, в первую очередь её описывали маршалы Конев и Жуков, осуществлявшие непосредственное руководство. В немецкой историографии эта операция именуется Черкасский котел.

Преподносилась эта операция как грандиозный успех Красной Армии, устоявшимся названием стало «второй Сталинград». Подробных итогов не расписывалось, давались лишь общие цифры: в окружение попало около 80 тыс. человек, потери составили 55 тыс. солдат и офицеров убитыми и ранеными, более 18 тыс. пленными. Так же указывалось, что при попытке пробить коридор в «котел» с внешней стороны немцы потеряли только убитыми 20 тыс. солдат и офицеров, 329 самолетов, более 600 танков. Это официальные данные из Сводки Совинформбюро, которые указаны во многих книгах, в частности «Записки командующего фронтом» И.С. Конева или «Дальняя бомбардировочная» А.Е. Голованова.

Утверждалось, что два армейских корпуса в составе девяти пехотных дивизий вермахта, 5-й танковой дивизии СС «Викинг» и добровольческой штурмовой бригады СС «Валлония» перестали существовать. Что такое «перестали существовать» не уточнялось, и в советское время никто не задавался вопросом, каким образом та же дивизия «Викинг» уже в марте приняла участие в операции по деблокированию Ковеля.

О том, что немецкие войска пытались вырваться из котла в советских источниках писали, но эта попытка оценивалась или как полностью провалившаяся, и при этом все войска, пошедшие на прорыв, были разгромлены. В некоторых случаях признавалось, что кому-то удалось вырваться, но это были лишь мелкие группы, сумевшие просочиться через нашу оборону.

В книге Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления» описано так:

«…шло ожесточенное сражение по уничтожению прорвавшихся колонн немецких войск, которые в основном были уничтожены и пленены. Лишь нескольким танкам и бронетранспортерам с генералами, офицерами и эсэсовцами удалось вырваться из окружения…».

В целом в советский период нашей истории, никаких других результатов не публиковалось и не обсуждалось. Хотя в 1957 году на пленуме ЦК КПСС, где критиковали маршала Жукова за «бонапартизм», говорилось в частности и о том, что результаты Корсунь-Шевченковской операции существенно искажены. Но об этом тогда мало кто знал, и, разумеется, книги по истории войны никто переписывать не стал. И до сих пор эти данные о потерях Вермахта в Черкасском котле некоторые историки считают достоверными. 

Однако в постсоветское время появились и серьезные исторические исследования этой операции, такие как «Утерянные победы Красной Армии» А.Ивановского, переводы иностранных авторов, такие как «Потерпевшие победу. Немцы в Корсуньском «котле» Г.Фогеля. Доступны (хоть и не переведены) и работы Дэвида Гланца и Нэша Дугласа, посвященные непосредственно этой операции. Хотя споры и дискуссии в среде историков ещё далеки от завершения, но в целом общую картину Корсунь-Шевченковской операции сейчас можно представить достаточно хорошо.

Всего в окружение попало два армейских корпуса немцев, в составе которых было четыре пехотных и одна танковая дивизия (5-я дивизия СС «Викинг»), одна корпусная группа, примерно равная дивизии и одна бригада (5-я бригада СС «Валлония»). Всего около 59 тыс. человек, свыше 300 полевых орудий и около 70 танков и штурмовых орудий. Путаницу создавало то, что в составе попавших в «котел» войск, особенно в корпусной группе «Б», было много различных частей и даже соединений, которые в ходе боев существенно сократились, и являлись полками и дивизиями лишь по названию, имея численность роты или батальона. То есть в «котле» оказались солдаты из очень большого количества самых разных частей, но реально их с трудом набиралось на пять-шесть дивизий.

В ходе первой половины февраля советские войска пытались уничтожить окруженную группировку, а Вермахт провел две операции, пытаясь деблокировать Черкасский котел. При этом немецкие войска снабжались по воздуху, было доставлено более 2 тыс. тонн грузов и вывезено 4161 раненых.

17-го февраля 1944 года немецкие войска пошли на прорыв из «котла». Основной удар наносила дивизия СС «Викинг» и приданная ей бригада «Валлония», в составе которых было чуть менее 12. тыс. человек личного состава, семь танков, три штурмовых орудия и двенадцать самоходных гаубиц. Из них прорвались к своим 8278 человек.

Всего же их окружения вышло 28 767 человек, а также вывезли 7496 раненых. То есть, с учетом вывезенных по воздуху, из «котла» спаслось 40 423 человек. Все тяжелое вооружение пришлось бросить. Около 19 000 были убиты или захвачены в плен (из них 5 тыс. при прорыве), советские данные говорят про 11 тыс. пленных, и все историки сходятся, что они достоверны.

Потери Вермахта при попытках деблокировать Черкасский котел составили около 10 тыс. человек ранеными и убитыми, потеряно около 200 танков.

Потери советских войск оцениваются в 80 тыс. человек из которых безвозвратные (убитые, умершие и пропавшие без вести) составили 24 286 человек. Потери в танках оцениваются от 600 до 850. Но потери точно сложно ценить, так как есть лишь общие данные потерь фронтов, и выделить из них точно именно те, что связаны с Корсунь-Шевченковской операций сложно. По немецким данным, в ходе боев Вермахтом было захвачено около 7 тыс. пленных.

В целом, Вермахту было нанесено очень серьезное поражение, но оно отнюдь не выглядело как «второй Сталинград». То, что большая часть окруженных немецких войск смогла вырваться, сильно портило общую картину. И нет ничего удивительного, что эти данные, об успешном выводе войск Вермахта из окружения в советское время скрывались.

Мой канал на Яндекс.Дзен

Это мой канал в Пульс

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями