«Офицеры», которых мы не увидим: Page 4 of 4

что сам Васильев сын офицера Русской императорской армии, и, насколько я понял, дворянин. Особой любви к советской власти Борис Львович не питал, что заметно и по остальному его творчеству.

И поэтому во всем сценарии мы видим эту линию офицеров «в цвета не окрашенных». Отец и дед Любы офицеры, Иван Варавва георгиевский кавалер. Комэск, у которого начинает службу в Туркестане Трофимов — это поручик Георгий Петрович Максимов, сохранивший не только гордость своей профессией, но и манеры русского офицера, которые сразу видит Люба.

В сцене встречи Вараввы и Трофимова в Генштабе, где они вспоминают погибшего комэска, Иван говорит фразу: «Настоящий офицер, русский офицер». В фильме эта фраза звучит иначе.

И не раз мы в сценарии читаем про «слово чести», про «честь офицера». Именно это понятие чести заставляет Егора Трофимова заступаться за Машу, именно эта честь офицера не позволяет Алексею Трофимову предать Варавву на допросе. 

«Слово, данное женщине, есть слово чести» — фраза лейтмотивом идущая через весь сценарий. Который, как я уже говорил, был написан именно про офицерских жен. Тех, которым это слово чести дают, а на это слово они отвечают своей беззаветной верностью, умением понимать и ждать своих Офицеров.

Как я уже написал ранее, такой сценарий не мог быть экранизирован в полном виде в 70-е годы. А жаль. Хотелось бы увидеть такой фильм, уверен, он стал бы только лучше. Но мы его не увидим… даже если кто и захочет, как сейчас модно, создать ремейк, то, как сказал один умный человек, ремейки создают те, у кого шедевры не получаются. Так что, лучше уж пусть никто и не пытается.

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями