«Офицеры», которых мы не увидим: Page 3 of 4

по сценарию понятно, что ничего про Варавву в семье Трофимовых знать не могли, и даже не знали, жив ли он. Точно не сказано, но судя по всему, в том, что Варавва выжил, не верили.

Ещё одна линия, которая вырезана, но в глаза это не бросается — это история Маши Белкиной. В фильме про неё ничего нет, но в сценарии Бориса Васильева ей довольно много уделено.

Маша была дочерью профессора медицины, который стал «врагом народа» и, то ли арестован, то ли расстрелян, а мать её, тоже профессор медицины, работала простой санитаркой в том же мединституте, где училась Люба Трофимова. Причем обе матери познакомились и общались. Саму же Машу дразнили, как дочь «врага народа», и Егор за неё заступался и дрался с обидчиками. Драка в фильме есть, а вот повод для драки не указан.

Поэтому когда в фильме во время встречи в эшелоне Люба спрашивает у Маши про маму, это неслучайно – они были знакомы.

Что касается остальных частей сценария, которые были сокращены, то, их, скорее всего, убрали из-за того, что они просто не поместились. Финал должен быть другим. В фильм он заканчивается присвоением Ивану Трофимову внеочередного звания. Кстати, я все время, когда вижу эту сцену, сразу провожу «мостик» к другому культовому фильму «В зоне особого внимания», уж больно десантник Иван Трофимов похож на лейтенанта Тарасова. Как-то так случайно у создателей фильма получилось.

Сценарий же Бориса Васильева предполагал в конце историю Вани, воспитанием которого уже занимаются сразу два дедушки-генерала. Иван находит могилу своей матери и узнает, как она погибла (сцену ее гибели мы видим во время финальной песни), а потом Иван жениться, и Люба Трофимова передает его жене награды Егора Трофимова и Маши, которые бережно хранила, таким образом, передавая ей эстафету офицерской жены.

Так же не вошло в фильм и начало, по сути, пролог, в котором в 1917 году встречаются Иван, Алексей и Люба, совсем ещё юные. Мы узнаем, что отец Любы был командиром дивизии и погиб, а Иван, совсем еще юный терской казак уже заслужил Георгиевский крест. Крест ему вручал лично император в Царском Селе.

Перечислять не вошедшее из сценария в фильм дело не самое интересное, так как из любого сценария что-то убирают, что-то переделывают, и если кому-то интересно, то, как я уже писал, можно сценарий и прочитать целиком.

 

На мой же взгляд, очень интересно в сценарии Бориса Васильева из того что мы не видим в фильме, это идущее красной нитью идея о неразрывности профессии офицера, причем, независимо даже от того, каким стало государство.

В сценарии постоянно подчеркивается устами Любы слов «русский офицер». Это при том, что для времени, в котором проходи большая часть фильма, слово «офицер» вообще не употреблялось. И Люба даже вступает в спор с мужем. Когда она его укоряет фразой: «Я думала, что мой муж — русский офицер», а он отвечает, что он не офицер, а красный командир, она говорит фразу, которой в фильме, к сожалению нет. Она говорит: «Офицер в России не попугай, в цвета не окрашен. Он украшен честью…»

Фраза Борисом Васильевым явно не случайно написана. Стоит напомнить,

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями