Литература или история?: Page 2 of 4

воспитанные на советских учебниках истории, до сих пор считают, что именно так и должно быть. И при обсуждении вопросов военной истории, вспоминают про рассказы дедушки. А дедушка, воевавший, скажем, на Украине, откуда может знать, как шла оборона Ленинграда? Ему что, каждый день начальник Генштаба или лично товарищ Сталин сводки с фронтов докладывали?

И, кстати, неважно даже, какие погоны были у дедушки. Конечно, по каким-то мелким деталям рассказы очевидцев значение имеют. Но надо понимать, что о вопросах даже хотя бы оперативного уровня даже командир дивизии мало что может рассказать, так как и ему не всё доводят, а лишь то, что положено знать. А командир дивизии, это, на минуточку, уже генеральские погоны. Что же говорить про тех, кто лейтенантом и майором служил?

Да, кроме рядовых есть ещё и люди рангом повыше. Они и мемуары писали, и биографы про них тоже труды создавали. И люди эти были допущены к принятию решений, и войну видели с большей высоты, чем бруствер окопа.  

Но там есть другая проблема. Кто же будет писать в мемуарах про свои неудачи? Про победы — сколько угодно, да ещё и приписать себе можно. А вот про поражения... ну кто же этим будет хвастать? Вот и получаются в мемуарах одни обрывки биографий. Вот я недавно Жадова упоминал. В октябре 1942 года, 66-я армия под его командованием, не смогла прорвать оборону немцев. В результате операция по окружению немецких войск под Сталинградом не удалась. Жадова с армии сняли, и  отправили на другой фронт (правда, по соседству и там он достиг больших успехов). И где у него в мемуарах об участии в этой операции? Он лишь мелком упоминает, что вроде как его назначили командовать 66-й армией, но он вроде и не успел даже, и вообще ничего существенного не было, а вот уж потом, вот там он всем показал кузькину мать.

И так у всех. Начиная с мемуаров Жукова и ниже. Вроде уж Жуков по своему уровню должен был про всю войну написать. И ведь он пишет в мемуарах даже про те операции, к которым он никакого отношения не имел, например, про операции «Уран» и «Сатурн» под Сталинградом. Но вот если почитать внимательно, то из мемуаров вообще непонятно, чем он половину войны занимался, особенно в период 41-го и 42-го годов.

Что же касается биографов, то они тоже плохо не напишут. Иногда еще более круто, чем в мемуарах получается. Мало того, у биографов, в 90-е годы появилась «мода» на то, чтобы всех кого можно изображать жертвами репрессий. Дескать, был будущий военачальник такой умный, что Сталину не нравился и за это его в лагерь. Но потом Сталин понял и осознал, освободил и направил вновь в войска. Вообще-то такой факт имел место. Вперед войной и в самом её начале многих военных освободили и вернули в армию. Армия росла, людей не хватало, потому многих амнистировали. Но, как мы теперь хорошо знаем, по 58-й статье пресловутой, никого не выпускали. Выпускали по иным статьям. Всех, кто сидел за растраты, аморалку и т.п. выпустили. А за воровство тогда сажали многих, уровень коррупции в армии (и не только в ней), согласно данным архивов НКВД был такой, что нам сейчас и не снился.

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями