Красная Армия могла быть и такой к 41-му: Page 3 of 4

этом у нас остается ещё более трех тысяч танков Т-26, что может дать до 50 отдельных танковых батальонов, для стрелковых дивизий (у нас и так в 41-м году почти два десятка дивизий на Дальнем Востоке сохранили танковые батальоны).

А на замену Т-26 у нас есть танк Т-50.

Имеющиеся четыре тяжелые танковые бригады перевооружить танками КВ, и формировать новые бригады, из расчета три батальона по 30 танков в каждом, то есть в бригаде около сотни КВ. А это очень грозная сила. Вполне бы хватило и трети, максимум половины. То есть,  использовать танки КВ не в составе бригад,  а в составе отдельных батальонов или полков, где иметь 30-40 КВ и 30-50 Т-26 или Т-50.     

Итак, подводим итог.

У нас 15 моторизованных корпусов по две моторизованные дивизии в каждом, в дивизии примерно 200-220 танков БТ или Т-34 (четыре батальона по 54 танка).

У нас 22 танковых бригады, по 250 танков: четыре батальона танков Т-26 или Т-50 по 54 танка в батальоне, рота танков Т-28 и огнеметно-танковый батальон (или огнемётная рота из 10 танков).

У нас 8-10 танковых полков прорыва из расчета 30-40 танков КВ и 30-50 танков Т-50 или Т-26 в каждом.

Плюс к этому до 50 танковых батальонов в составе стрелковых дивизий и танки в полках 9 кавалерийских дивизий.  В каждой стрелковой дивизии ещё и разведбатальон, где 16 плавающих танков.

Причём, всё укомплектовано.

А знаете, что интересно?

Это практически та же структура, которая сложилась к 43-му году в Красной Армии. Только названия немного другие.

В 43-м году у нас есть танковые армии из трёх корпусов (танковых или механизированных), причём корпус чуть менее 200 танков. Для непосредственного сопровождения пехоты у нас есть танковые полки по 39 танков. Для усиления у нас есть бригады по 54, позже 65 танков. Для прорыва обороны у нас танковые полки прорыва, в которых 21 тяжелый танк.

По-моему очень похоже.  

Ну и давайте про авиацию.

Тут речь может идти про то, какие самолёты могли бы быть приняты на вооружение. Причём интересно посмотреть более глубоко, например, если бы огромные структуры под управлением Поликарпова и Туполева продолжили своё существование в прежнем виде.  Да ещё и получили всяческую поддержку.

В таком случае мы бы имели скорее два истребителя, один под двигатель воздушного охлаждения, второй под двигатель жидкостного охлаждения. В первом случае это было бы что-то вроде И-180 и далее, до И-185. Во втором, какое-то развитие истребителя И-19 и далее. Ещё нужен истребитель-перехватчик, которым в реале стал ЛаГГ-1, но возможно это мог быть какой-то другой самолёт, в том числе и от «соседей». Что-то вроде истребителя Сухого Су-1.

На роль многоцелевого тяжелого истребителя для сопровождения бомбардировщика и для войск ПВО вполне мог быть реализован какой-то вариант ТИС — либо типа ТИС Поликарпова, либо типа ТИС Таирова. Собственно именно ТИС Таирова и планировали принять на вооружение под названием Та-1, но до войны не успели.

Теперь штурмовики. Тут, в полном соответствии с предвоенными планами и концепциями  сразу два самолета: легкий одномоторный одноместный бронированный штурмовик

Мой канал на Яндекс.Дзен

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями