Генерал, которого Суворов единственного считал равным себе

Эту статью я написали для одного из сайтов, но своим читателям предлагаю авторскую версию.

Один из первых историков Отечественной войны 1812 года (а также писатель и поэт), генерал сражавшийся под Аустерлицем, Бородиным, Лейпцигом, Александр Александрович Писарев в одной из работ составил рейтинг полководцев своей эпохи. На первом месте ожидаемо оказался Александр Васильевич Суворов с 57 баллами, на втором Пётр Алексеевич Румянцев с 52 баллами. Пятое место занял Кутузов с 47 баллами, четвёртое Барклай де Толли с 48 баллами. А вот на третье место Писарев поместил генерала Вейсмана, с таким же количеством баллов, что и у Румянцева.

По поводу четырёх фамилий едва ли кто-то станет спорить. Разве что удивит не очень высокая оценка Кутузова, но современникам-то, наверное, было видней. А вот поставленный так высоко Вейсман вообще едва ли известен в наше время кому-то кроме профессиональных историков.

«Нулевой Суворов»

Высшей оценкой для полководцев русской армии было сравнение их с Суворовым. «Кавказским Суворовым» называли генерала Котляревского, «вторым Суворовым» называли генерала Скобелева, адмирала Ушакова часто именовали «Суворовым на море».

А вот генерала Оттона Ивановича Вейсмана вполне бы могли сравнить с Суворовым, да только он прославился тогда, когда будущий генералиссимус ещё не одержал своих прославленных побед. Поэтому, если и называть Вейсмана, то уж тогда «нулевым». И сам Александр Васильевич с этим бы, несомненно, согласился.

Возможно, Вейсман стал бы ещё более знаменитым, но погиб он в возрасте 46 лет. Он был старше Суворова всего на четыре года, но уже успел сникать себе великую славу на полях сражений. После его гибели Александр Васильевич написал: « Вейсмана не стало — я остался один ».

Разница в возрасте Суворова и Вейсмана была невелика, и служба их какое-то время шла параллельно. Оба начали военную карьеру в Семилетнюю войну: Вейсман был в сражениях при Гросс-Егерсдорфе и Цорндорфе, Суворов же участвовал в битве при Кунерсдорфе.

Затем оба приняли участие в войне против польской Барской конфедерации в 1769—1772 годах. Оба в той войне отличились, гоняя поляков, причём Вейсман так увлекся, что умудрился перейти границу Османской империи и сжечь город Балту. Что послужило формальным поводом для объявление Турцией войны. В этой истории не всё ясно, и возможно тут есть доля вымысла. Но войну турки объявили, и на той войне в полную силу проявился полководческий талант Вейсмана.

«Русский Ахилл»

В 1769 году полковник Вейсман командует Белозерским пехотным полком и с первых сражений войны с турками он не перестает удивлять. Сначала он участвует в разгроме генералом Голицыным 9-тысячного турецкого отряда у Хотина на левом берегу Днестра. Затем командует бригадой в битвах при Ларге и Кагуле, за отличия в которых получает ордена Георгия 3-й степени и святого Александра Невского.

Через несколько месяцев, ведя поиск в направлении крепости Исакчи, внезапно для турок её захватывает.

В компанию 1771 года на Дунае было недостаточно русских войск для решительных действий. Бригада Вейсмана в начале компании

Мой канал на Яндекс.Дзен

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями