14-е июля

14 июля. Варшава. Штаб 4-й армии.

 

Фельдмаршал Клюге ходит по низкому подвалу, заложив руки за спину. У двери стоят двое его адъютантов, за столом сидит начальник штаба и что-то пишет. Совсем рядом со зданием раздается взрыв, с потолка сыплется штукатурка, на фельдмаршала, на стол с разложенной картой. Клюге поднимает голову и смотрит на потолок, как будто он его впервые видит. Начальник штаба спокойно стряхивает с карты насыпавшуюся пыль.

- Господин фельдмаршал, - говорит он, - Пора уходить. Еще немного - и будет поздно. Русские уже рядом.

В дверь входит лейтенант-связист.

- Фельдмаршал фон Бок, - докладывает он.

Клюге берет трубку.

- Господин фельдмаршал, - говорит он, - Вынужден вам сообщить, что мои войска больше не способны удерживать Варшаву. Город окружен со всех сторон. Связь с корпусами и дивизиями потеряна. Большинство соединений уже давно сражаются в полном окружении. В трехстах метрах от моего штаба на улице стоят русские танки и ведут огонь по зданию, где мы находимся сейчас. От гарнизона Варшавы скоро не останется ни одного солдата.

- Господин фельдмаршал, - произносит фон Бок, - Вы сделали все, что могли. Вам надо было еще вчера покинуть город. Немедленно оставляйте Варшаву и двигайтесь на запад. Можете расценивать это как приказ. Насколько мне известно, кольцо окружения не плотное, через него еще можно прорваться. Мы готовы предпринять все возможное для спасения  ваших войск.

- Я постараюсь выполнить ваш приказ, господин фельдмаршал, - отвечает Клюге, - До свидания.

Он вешает трубку, несколько минут стоит молча. Снова от близкого взрыва сыпется штукатурка.

- Я прошу вас, - обращается он к начальнику штаба, - прикажите связаться со всеми частями и соединениями, с которыми еще можно связаться. Прикажите им оставить город. Если это еще возможно. Уходить надо в северо-западном направлении, это единственное направление, где еще нет русских. Пошлите кого-нибудь к полковнику Безингу. Мы будем прорываться вместе с остатками его полка. Придется, видимо, вспомнить молодость.

 

В трехстах метрах от штаба Клюге на заваленную обломками разрушенных домов улицу выезжает танк КВ, за ним - второй. Танки останавливаются. На башне первого открывается люк, оттуда выскакивает майор Рябинцев и стремительно бежит в развалины дома. Там прячутся несколько бойцов во главе со старшим лейтенантом.

- Послушай, старлей, - кричит майор, - Что вы тут жметесь? Поднимай своих людей, мои танки тут одни не пройдут. Немцы засели в норах, они мне все танки пожгут. Давай, старлей, давай сынок!  

Майор бежит обратно к танку, а пехотинцы короткими перебежками двигаются вперед, прижимаясь к стенам, прячась за обломками. Танки ревут моторами и трогаются с места.

- Ура, в атаку, - кричит старший лейтенант и бросается вперед.

Его крик подхватывают несколько голосов, бойцы бегут, обгоняя медленно осторожно ползущие танки.

Пулеметная очередь, пущенная почти в упор, скашивает старшего лейтенанта и трех человек. бегущих рядом с ним. Остальные залегают, прячутся. Танк останавливается, стреляет из пушки в темный пролом, откуда раздалась

Поделитесь с друзьями