14-е июля: Page 5 of 13

- А где  Гоша? - спрашивает майор.

Никто не отвечает. Миронов достает манок и дует в него.

- Чего шумите?! -слышится голос.

На поляну выходит старший лейтенант Тарасов, голова мокрая, как будто он ее окунул в ручей, расстегнутая гимнастерка забрызгана. Ремень висит на шее.

- Пора домой, однако, - говорит он.

Они двигаются по лесу. Идущий впереди Гоша поднимает руку. Носилки, на которых несут сержанта, опускают и все хватаются за оружие. Впереди отчетливо слышен хруст веток под ногами.

- Дятел, Змей, за мной, - командует Миронов.

Они пробираются к залегшему под елкой Гоше. Оттуда открывается вид на овраг, по которому цепочкой двигается десятка два немцев. Все они в форме разных родов войск. Впереди спешат несколько пехотинцев, двое их которых тащат станковый пулемет, остальные вооружены винтовками. Несколько человек - в серо-голубой авиационной форме, сзади всех плетутся пять или шесть танкистов. Среди них есть и офицеры, самый старший - майор-артиллерист с рукой на перевязи.

- Немцы драпают, - шепчет Тарасов, - Что будем делать, командир?

- Пусть драпают, - отвечает Миронов, - для нас на сегодня война закончилась. 

 

16 июля. 12 часов 40 минут. Варшава.

 

По понтонному мосту Вислу на полном ходу пересекает колонна из восьми легковых автомобилей. Машины выезжают на берег и, проехав несколько сот метров по расчищенной улице, останавливаются на площади. Из машин выходят маршалы Ворошилов, Кулик, Тимошенко и сопровождавшие их командиры. Большая часть площади очищена от обломков. По ее краям стот плотной цепью бойцы в форме войск НКВД, с винтовками. Посреди площади - три танка БТ и несколько легковых автомобилей. От последних отделяются три генерала и идут навстречу маршалам. Это командующие армиями, бравшими Варшаву: командующий 10-й армией генерал-майор Голубев, командующий 13-й армией генерал-майор Борисов и командующий подвижной армейской группой Юго-Западного фронта генерал-майор Рокоссовский. Они подходят к Ворошилову, тот долго трясет им всем руки.

- Молодцы, молодцы все, - радуется маршал, - Всех отличившихся наградить! Я лично буду ходатайствовать о присвоении всем очередных званий. Я разговаривал с товарищем Сталиным, он просил, чтобы я всех поздравил от его имени.

Он проходится по площади. Окружающие ее дома превратились в руины, практически сравнены с землей. Пейзаж вокруг напоминает больше каменистую пустыню, чем крупный европейский город. На сколько хватает глаз, нигде не видно ни одного целого здания, изредка поднимаются остатки стен с пустыми глазницами окон, да и то максимум до уровня второго этажа. Лишь дальше к центру города возвышается что-то похожее на дома, но дым продолжающихся пожаров скрывает их от глаз стоящих на площади. Где-то далеко слышатся одиночные выстрелы.

- Почему пожары до сих пор не потушили? - недовольно спрашивает Кулик одного из сопровождающих их полковников.

- Тушим, товарищ маршал, только все время новые загораются. В некоторые районы совсем еще нет возможности попасть. Настолько все разрушено.

Кулик недовольно морщится и подходит к Ворошилову.

- Наверное, пора ехать,

Поделитесь с друзьями