10-е июля: Page 6 of 11

правы. Мы сделаем так, как вы предложили сейчас. Отдайте приказы в дивизии и поставьте задачу генералу Фекленко. Я свяжусь с ним через полчаса. 

 

Майор Миронов сидит, прислонившись к толстому стволу дерева. В лесу громко и смело поют птицы, над головой шумят кроны деревьев, где-то недалеко стучит дятел. Люди, уставшие за день, отдыхают, используя редкие минуты покоя. Из кустов на поляну выскакивает заяц. Толстый, упитанный. Он встает столбиком, несколько мгновений смотрит на неподвижно сидящих людей, затем одним прыжком скрывается в кустах. Шевелится трава, раздвигаемая длинным извивающимся телом. Змея доползает до сапога капитана Лифанова (по кличке Змей), и замирает. Над травой появляется маленькая черная головка.

- Чует родню, - смеялся старший лейтенант Пашутин, - Змей, она тебя признала.

- Ну, и что ты на меня уставилась, - обращается к гадюке капитан, - Ты чего, меня съесть хочешь? - он шевелит ногой, змея мгновенно исчезает в траве, - Слушайте, прямо зоопарк какой-то!

- Как будто и войны нет, - произносит сидящий рядом с Мироновым Симкин.

- Да, - отвечает тот, - Сейчас бы по грибы! Лес-то какой красивый! И грибов здесь, наверное, навалом.

- Какие сейчас грибы, - замечает Симкин, - Грибы, они осенью.

- А нам все одно, - говорит Миронов, срывая травинку и прихватывая ее губами. - Что сейчас, что осенью. Не придется нам, видать, по грибы ходить еще долго.

К нему подходит старший лейтенант Тарасов, он же Гоша.

- Командир, - начинает Гоша, - Еда кончилась совсем. Надо что-то делать..

- Змей, - зовет майор.

Капитан Лифанов встает, с хрустом в суставах потягивается.

- Надо идти за едой, - говорит майор, - Пойдут ты, Гоша и Дятел. Только вот что: вы идите не на дорогу. Помнишь, проходили хутор в лесу? Место, вроде, глухое. Там и возьмете еду.

- Понял, пошли Гоша. Дятел, хватит спать, собирайся, пойдем в магазин, за хлебом.

 

12 часов 30 минут. Варшава.

 

Советская пехота и танки идут в атаку. Бой кипит на окраине Варшавы. Немцы, засевшие в развалинах домов, ожесточенно сопротивляются. Огневые точки, расположенные в подвалах, которые не может поразить советская артиллерия, прижимают атакующую пехоту, по танкам бьют из бойниц противотанковые ружья и даже противотанковые пушки. Советская пехота залегает. Бойцы на руках подтягивают две противотанковых сорокапятимиллиметровых пушки. Пушки успевают сделать по одному выстрелу, и длинная пулеметная очередь скашивает половину расчетов. Остальные отползают в ближайшую воронку.

Командир 37-й стрелковой дивизии полковник Чехарин появляется среди залегшей в развалинах пехоты. К нему подбегает командир полка полковник Соколов, с перевязанной головой, вымазанным глиной и сажей лицом, с наганом в руке.

- Почему остановились? - кричит комдив.

- Товарищ полковник, артиллерия нужна. Немцев выкурить. Даже танки не пройдут. Мы и так половину людей положили.

Чехарин пробирается между обломками дома, под ногами у него хрустят осколки посуды, сломанные стулья. В углу стоит нетронутая кровать. Полковник встает на нее и смотрит через стену. Все дома в округе превращены

Поделитесь с друзьями