10-е июля: Page 5 of 11

- отвечает Баграмян и выходит.

- Товарищ генерал, - спрашивает Пуркаев, - может быть, вам стоит поговорить с Георгием Константиновичем?

- Поговори сам, если хочешь, - отрезает Кирпонос и уходит.

 

На подножке бронемашины стоящей у высокого развесистого бука, сидит генерал-майор Рокоссовский. Он жадно жует бутерброд с колбасой, запивая из фляжки. Тут же на газете лежат еще пара бутербродов, огурец и несколько вареных картофелин. К бронемашине подходят командир 9-го мехкорпуса полковник Катуков и начальник штаба корпуса генерал-майор Маслов. Они останавливаются в нескольких метрах.

- Да ладно уж, подходите, - говорит Рокоссовский, проглатывая последний кусок, - Не дадут начальству спокойно поесть, - он глотает из фляги, встает, стряхивает крошки с галифе, - Ну что, товарищи командиры? Про приказ знаете. Ваше мнение я тоже знаю, так что увольте, сам думаю так же. Но в армии приказы не обсуждают… Особенно в нашей армии, - добавляет он после короткой паузы.

Они подходят к другой бронемашине, где сооружен импровизированный стол из нескольких досок, а несколько чурбаков заменяют стулья. Адъютант раскладывает перед ними карту.

- Давайте подумаем, что можно сделать, - говорит Рокоссовский, усаживаясь на качающийся чурбан, - Нам велено повернуть оба корпуса непосредственно на Варшаву. Как мы знаем, оборону там немцы сумели организовать. Может, и не столь плотную, но нам при отсутствии тяжелой артиллерии и той поддержки авиации, на которую можем рассчитывать, будет трудно ее преодолеть. Даже если мы оба корпуса положим в этих полях..

- Надо поворачивать 19-й корпус, - говорит Катуков, - Он вполне способен нанести удар вот здесь и здесь, - показывает на карте, - Там, глядишь, и пехота подтянется. Если мы сейчас повернем обе наши дивизии, то от колечка, которое пока есть еще шанс замкнуть, ничего не останется.

- Приказано повернуть оба корпуса, - как бы про себя, но достаточно громко, произнес Рокоссовский.

- Тогда надо повернуть часть 35-й танковой и 131-ю моторизованную, - предлагает Маслов. - Если сегодня подойдут части 24-го корпуса, то этого будет достаточно, чтобы наступать на Варшаву и хотя бы обозначить окружение.

Рокоссовский несколько минут задумчиво смотрит в сторону.

- Мне иногда кажется, - наконец произносит он, - что от нас требуют не столько штурмовать Варшаву в лоб, сколько прекратить операцию по окружению немецкой группировки. Если мы сегодня продолжим наступление, можем завтра к вечеру, самое позднее, послезавтра к утру выйти к Висле в районе плацдармов, захваченных 10-й армией. Если бросить все резервы, то можно будет создать достаточно плотное кольцо окружения, в которое попадут все немецкие войска. Можно если и не выиграть войну, то сильно приблизить разгром Германии. Особенно если учесть, что направление на Берлин сейчас практически открыто. А вот ежели мы сейчас остановимся, немцы увидят опасность полного окружения и начнут отводить войска от Варшавы, чтобы не оказаться отрезанными от Германии. Вот такой вот расклад, - он мотает головой, смотрит на Маслова уставшими воспаленными глазами. - Вы

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями