1-е июля: Page 8 of 14

атаку они не поднимаются.

Позади залегших бойцов бегает совсем молоденький политрук с пистолетом в руке. Он -единственный живой командир на сотню рядовых бойцов.

- В атаку! - кричит он сорванным голосом, - Поднимайтесь, перебьют ведь нас тут всех. Вперед, ребята!

Никто не поднимается. Политрук подбегает к бойцам, хватает одного из них за рукав гимнастерки и поднимает на ноги. Толкает бойца вперед и хватает следующего. В это время в первого, прямо в грудь, ударяют несколько пуль, и он опускается на колени. В нескольких метрах падает мина. Политрука и бойцов взрывной волной раскидывает в стороны. Политрук вскакивает, отряхивая землю. Из всех, кто находился рядом, невредим только он. Остальные лежат неподвижно, лишь один корчится на земле, сжимая руками живот. Политрук бежит к другим бойцам, пытается поднять их, угрожая пистолетом, пиная ногами. Еще один из бойцов встает, но пулеметная очередь сражает его. Политруку пуля попадает в живот, он роняет пистолет и, держась за живот обеими руками, делает несколько шагов, уже не понимая, куда он идет. Он страшно кричит, пройдя еще несколько шагов в сторону немцев, падает на землю, но продолжает кричать. До него меньше десяти метров от лежащих бойцов, но никто не пытается вытащить его. Слыша его крики, молодые бойцы бледнеют, некоторые начинают пятиться назад, к реке. Один из бойцов наводит на политрука винтовку, но другой останавливает его.

- Ты что под трибунал захотел?

- А что, лучше слушать? Чтобы под трибунал попасть, надо еще здесь в живых остаться, - но винтовку он опускает.

В это время недалеко от политрука разрывается мина, и крики прекращаются.

От реки, пригибаясь пробирается прибывшее пополнение. Среди них - группа командиров во главе с невысоким капитаном с огромным шрамом от ожога на левой щеке. Он добирается до линии залегших бойцов и прячется за деревом, рядом с ним располагаются еще несколько офицеров.

- Что лежим, труса празднуем?! - кричит капитан. - В штаны наложили? Еще три минуты на трусость и - в атаку! Предать по цепочке. Лейтенанты, - оборачивается он к трем прибывшим с ним, - сейчас поднимаем людей в атаку. Кто струсит, разрешаю расстреливать на месте. Если мы тут останемся, нам хана. Кто хочет жить, надо идти вперед, тут нас всех перестреляют к чертовой матери!

Они начинают пинками и угрозами поднимать людей.

 

На противоположном берегу у самой воды - позиции артиллерийского полка. К командиру полка подбегает связист.

- Товарищ полковник, командир дивизии приказал перенести огонь по квадрату полста-пятнадцать, - Надо поддержать огнем пехоту.

Через несколько минут гаубицы вздрагивают от выстрелов.

Капитан и другие командиры поднимают бойцов в атаку, некоторые, встав, отказываются идти вперед, кто-то даже бросает винтовку, но капитан ударом кулака сбивает того с ног. Свистят пули, и один за другим падают убитые и раненные. В эту минуту их накрывает залп артиллерии. Все исчезает в дыму взрывов.  

 

По Висле движутся мониторы и катера Пинской флотилии. Из пушек и пулеметов они обстреливают немецкий берег. Под их прикрытием советские саперы

Поделитесь с друзьями