23-е июля: Page 3 of 13

не знаю их званий и даже имен большинства. Так как все они называли друг друга только по кличкам. Я не понимаю, товарищ лейтенант, если вам подтвердили, что я действительно служу в 5-й бригаде, то почему вы меня не отправляете к своим? Вы что меня в чем-то подозреваете?

- Вообще-то, майор Симкин, здесь вопросы задаю я. Но все-таки отвечу. Да. Я не только подозреваю, я уверен, что вы просто бросили свой батальон и струсили…

- Я трусил?! - вскакивает Симкин, опрокидывая табуретку, - Да ты что говоришь, крыса тыловая!

В дверь вбегают конвоиры, бросаются на майора и сбивают его с ног. Лейтенант встает, поправляет гимнастерку, выходит из-за стола.

- Что ты сказал, майор? - произносит он, с издевкой выделяя звание Симкина. - Сейчас ты громко будешь просить у меня прощения, а я подумаю, стоит ли мне тебя прощать.

Он изо всех сил бьет лежащего на полу Симкина ногой, затем еще и еще. Потом кивает конвойным, и они тоже начинают избивать Симкина тяжелыми сапогами. Дверь в комнату отворяется, и входит подполковник, совсем маленького роста, лысый, в пенсне, делающим его круглое лицо чем-то похожим на Берия.

- Что у вас тут происходит? - спрашивает он мягким, картавым голосом у вытянувшихся перед ним лейтенанта и конвоиров.

- Товарищ полковник, - звонко рапортует лейтенант, - допрашиваем задержанного.

- А он, как я понимаю, отказывается отвечать, - усмехается подполковник. - Это у вас не тот ли десантник, что из немецкого тыла вышел? На него еще вчера запрос вернулся.

- Так точно, он самый.

- Так, - подполковник подходит к лежащему на полу Симкину. Тот пытается встать, но падает на пол. Полковник кивает конвойным, - уведите его.

Те подхватывают майора под руки и волокут его из комнаты. Подполковник поднимает перевернутую табуретку и садится на нее.

- А что вы, собственно, с ним возитесь? - спрашивает он стоящего перед ним по стойке смирно лейтенанта. - Может быть, он действительно героически сражался во вражеском тылу. Нельзя же всех подряд ставить к стенке. Получается, что наши люди все поголовно трусы.

- Я этого не говорил, товарищ полковник!

- Если бы вы это говорили, - не повышая голоса, продолжает подполковник, - вы бы за это уже ответили. Но так получается из ваших действий. Мне так кажется, что вы заранее решили, что все бойцы и командиры Красной Армии - трусы и дезертиры. Вы подумайте над этим на досуге, лейтенант. А этого майора, вы вот что… Вы отправьте-ка его коллегам на Юго-Западный фронт. Он у них служит, вот пусть они и разбираются, что к чему.

 

Здравствуйте, Лиза!

Мне удалось уговорить врачей, и они отпустили меня. Я снова попал в свою часть. Пока мы находимся на пополнении. Наверное, Вы недалеко от меня. Как бы хотелось, увидится.

Извините меня за мою прямоту. Вы мне очень понравились, хоть и видел-то Вас всего немного. Но что-то в Вас такое есть, что заставляет меня думать о Вас каждую свободную минуту. Может быть, не стоит мне писать Вам об этом. Может быть, у Вас есть уже кто-то, и мои слова покажутся Вам оскорбительными. Тогда извините меня. Но я все равно буду думать о Вас, и если разрешите,

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями