23-е июля

23 июля. 11 часов 30 минут. Вашингтон.

 

Овальный кабинет Белого Дома.

- И что хотят русские? - спросил Рузвельт.

- Они хотят очень многого, - ответил Гарри Хопкинс, - Я снова встретился с послом Уманским. Он перечислил необходимые им в первую очередь товары, - Хопкинс потянулся и взял со стола бумагу, -  Это высокооктановый бензин, для авиации. Русским нужны так же различные станки. Грузовые автомобили, в первую очередь полноприводные. Они хотят закупать в больших количествах автопокрышки. Паровозы, вагоны. Медь. Порох. Еще кое-что по мелочи. Причем все это в гигантских объемах.

- Русский опять вспоминал о ленд-лизе? - спросил президент.

- Да, - ответил Хопкинс, - Он напомнил, что Россия борется с фашизмом, освобождает Европу. По его мнению, закон о ленд-лизе должен распространяться и на их страну.

- И что вы думаете по этому поводу?

- Вы про ленд-лиз?

- Да.

- Я думаю, что Конгресс взвоет, если мы сделаем это. Сенатор Трумен считает, что в сложившейся ситуации надо дать им уничтожить друг друга.

- Видите ли, Гарри. Я боюсь, что до конца не ясно кто кого уничтожит. У русских может не хватить сил, чтобы разгромить Германию, которая уже доказала, что ее армия, если и не лучшая в мире, то, во всяком случае, одна из первых. С другой стороны я почти уверен, что Германия вряд ли сможет победить Россию. Сложившаяся ничейная ситуация в Европе, может быть и выгодна для нас, но она может оказаться менее предсказуемой. Мне кажется, что нужно помочь русским. Ровно настолько, чтобы они выполнили свою миссию по разгрому Гитлера.

- Ленд-лиз?

- Я боюсь, что это будет слишком опасно для нас с вами. Конгресс действительно этого не потерпит. Но русские должны получить максимально выгодные условия поставок. Надо подумать о кредитах. Подумайте над этим.

 

23 июля. Севернее Кракова. Расположение 3-го воздушно-десантного корпуса.

 

Колонна десантников идет по дороге, слева от них в поле разбиты ряды палаток. Впереди группа командиров. К ним навстречу выходит группа из лагеря. Возглавляет ее командир 3-го корпуса генерал-лейтенант Глазунов. К нему подходит генерал-майор Родимцев.

- Товарищ генерал, - говорит он, - сводная бригада 3-го корпуса вернулась в расположение корпуса. В бригаде большие потери.

- Вижу, - говорит Глазунов, кивая на колонну, - с возвращением тебя, Александр Ильич. Размещай людей, отдыхайте.

Колонна входит в лагерь. Из палаток выскакивают бойцы и командиры, чтобы посмотреть на возвратившихся, грязных и оборванных. Родимцев видит в числе встречавших Лизу Мухину и подходит к ней. Он смотрит ей в глаза.

- Нет, - вскрикивает она, - Не может быть!

- Так уж получилось, - отвечает Родимцев, - Никто из тех, кто уцелел, его мертвым не видел. Но я сам говорил с человеком, на глазах которого убили Игоря. Извини, Лиза, я ничем не мог бы ему помочь.

Родимцев идет прочь, а забившуюся в истерике Лизу подхватывают под руки подруги, и ведут к палаткам с красными крестами.

 

Молодой светловолосый лейтенант НКВД сидит за столом, освещенным тусклым светом керосиновой лампы, и жует бутерброд с салом. В другой руке он держит

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями