17-е июня: Page 10 of 16

Мне надо идти. До свиданья, Андрей Ильич.

- До свиданья, Андрей Андреевич, может, еще свидимся.

 

Из дневника начальника генерального штаба сухопутных сил Гальдера.

 

17 июня 1941 года.

6-й день войны.

 

По донесениям, к исходу вчерашнего дня и на утро 17.6 обстановка складывается следующим образом:

На фронте группы армий “Юг” обстановка продолжает ухудшаться. Советский десант, захвативший мост на Висле, пока не уничтожен. Танковые соединения русских движутся в направлении на Краков, почти не встречая сопротивления, остановить их не удается. Положение 6-й армии еще хуже, с каждым днем опасность окружения становится все реальнее.

На фронте группы армий "Центр" вчера удалось рассеять выброшенный в районе Варшавы крупный парашютный десант. Войскам 4-й армии пока удается отбивать все попытки русских форсировать Вислу.

Группа армий "Север". Русские по-прежнему атакуют. Фельдмаршал Лееб держит оборону. Пока все без изменений.

11.00. Совещание по переброске войск. Основная проблема - нехватка транспорта. В первую очередь в самих дивизиях. Дивизии, находящиеся во Франции, невозможно быстро подтянуть к станциям погрузки.

13.00. Совместное совещание со штабом Люфтваффе. Вопрос о скорейшей передаче частей зенитной артиллерии. Там считают, что зенитная артиллерия должна остаться под командой Люфтваффе. Мы теряем время.

17.00. Совещание у Фюрера. Его беспокоит Краков и Восточная Пруссия. Обсуждался вопрос ускорения переброски войск в Германию и проблемы с боеприпасами..

 

18 июня. 11 часов 30 минут. Севернее Кракова.

 

Через мост продолжали двигаться колонны советских войск. Медленно тянулись трактора с тяжелыми тупорылыми гаубицами. Проскочила колонна мотоциклистов, впереди которой шли два легких броневика. На рысях показался кавалерийский полк, прогрохотал подковами лошадей по мосту, за полком шли упряжки с орудиями. С громким тарахтением появилась рота танкеток Т-27, чумазые танкисты сидели на броне. Потянулись грузовики тыловых частей. В небе над мостом непрерывно барражировали истребители, когда одна пара уходила ее сменяла другая.

- Шабаш, - произнес младший лейтенант Озеров.

Весь экипаж возился с танком, пытаясь своими силами произвести ремонт. Руки грязные по локоть, лица как у негров. Озеров сбежал к реке, рядом со стоявшим в воде немецким танком, который он сам же туда и спихнул, умылся кое-как.

- Ну что орлы, - сказал он, возвращаясь к машине, - А не пора ли нам пообедать?

- Самое время, командир, - самое время ответил механик-водитель ефрейтор Махотин, - Солнце уже вон где. И в животе урчит.

- У тебя все время урчит, - засмеялся заряжающий Ляпухин.

- Разговорчики, - начальственным баском прикрикнул ефрейтор на красноармейца.

Разожгли костер, повесили на рогатину черный закопченный чайник. Рядом с костром расстелили брезент, на нем на газету выложили буханку хлеба, с десяток вареных картофелин в мундире, коробок с солью, сало в тряпице и полукилограммовую банку трофейных консервов.

- Эй, земляки, - закричал наводчик Колесов,  расположившимся у моста двоим десантникам, - Давай к нам. Мост не

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями