12-е июня: Page 6 of 12

- А почему пристрелить? - Озеров подходит поближе, - Она ведь вроде и не ранена. Смотри, запуталась просто, и придавили ее. Зачем же стрелять. Славное животное. Посмотри, какие у нее глаза. Стрелять в немцев надо, а лошадь-то хоть и немецкая, но она же в этом не виновата. Эй, - он поворачивается в сторону своих танков, - Ребята, давайте сюда!

К командиру подбегают несколько танкистов.

 - Ну-ка, давайте лошадь освободим!

Шестеро танкистов оттаскивают мертвых лошадей, обрезают постромки, и спасенное животное поднимается на ноги. На нем действительно не видно следов ранений. Лошадь не пытается удрать, и казалось, с благодарностью смотрит на своих спасителей. Озеров подходит к ней, достает из планшета кусок хлеба и кормит. Мягкие губы осторожно берут краюху и тычутся лейтенанту в плечо. Он гладит шею бедолаги.

- Давай, лошадь, иди отсюда, - Озеров даже смущается от такого проявления чувств, - Иди, не место тебе здесь.

Он хлопает ее по холке, и лошадь, как будто поняв его, неторопливо бредет по улице.

- Ну, все, - приструнивает Озеров стоявших вокруг, - Цирк окончен, сделали доброе дело, теперь по машинам.

Он подходит к своему танку. Вылезший из танка экипаж осматривает машину. Вся лобовая броня в щербинах, видимо, от пуль противотанковых ружей и осколков снарядов. Есть и несколько следов посолиднее, от попаданий бронебойных снарядов небольшого калибра.

- Ну что, держит броня? - громко и весело спрошивает лейтенант.

- Так точно, товарищ командир, - отвечает механик-водитель ефрейтор Махотин, - Сколько в нас не попадали и вон только что. Комариные укусы.

- Укусы, - недовольно ворчит стрелок-радист Павлов, - Видел, что от семерки осталось? Башню снесло и весь экипаж погиб. И у Осадченко танк сгорел.

- Ладно, не наводи тоску, - машет рукой Махотин, - Мы слава богу живы. У нас, может, командир толковее, - он смотрит на Озерова и подмигивает ему.

Озеров смеется. Его водитель лицом походит на негра, только глаза светятся, и подмигивание выглядит комично.

На улице с грохотом остановливается КВ, из него вылезает командир роты капитан Ряхин и подходит к ним.

- Озеров, ты что тут прохлаждаешься?

- Так, товарищ капитан, приказано взять деревню и встать у околицы, - вытягивается лейтенант.

- Правильно приказано, только какого черта вы все повысовывались? Пулю захотели получить? Экипаж должен быть в танке. А то по поселку немцы еще ползают. Понял?

- Так точно.

- Если понял, значит сидишь здесь и ждешь приказа.

 

15 часов 10 минут. Лондон. Резиденция премьер-министра.

 

Уинстон Черчилль с сигарой во рту сидит в кресле. Напротив сидят члены военного кабинета: Галифакс, Синклер, Антони Иден, Александер

- Мне кажется, - говорит Черчилль, - что наши проблемы с Германией, теперь можно отодвинуть на второй план. Кажется, Гитлеру в ближайшее время будет совсем не до нас. И это хорошо. У нас будет время спокойно подумать.

- Сэр, а вы не боитесь, что через некоторое время у нас могут возникнуть другие проблемы.

- Вы хотите сказать, что через некоторое время с той стороны Ла Манша будут стоять русские армии?

- Да, сэр.

Мои страницы в социальных сетях

Вы можете подружиться со мной в социальных

сетях и следить там за новостями на моём сайте.

Поделитесь с друзьями